Новости
09.01.15
Быть первыми всегда трудно перышТри года назад впервые свой профессиональный праздник донское журналистское сообщество встретило творческим, музыкальным фестивалем «Перо и лира». 
Быть первыми всегда трудно. Мы с огромной любовью и уважением относимся к городу Азову, который, не зная, что из этого получится - навсегда вошел в историю, как город Первого Донского фестиваля журналистской песни «Перо и лира».
И как тогда, день в день - 8 января - здравствуй, славный город Новошахтинск!
Фотографии
08.08.12
Союз журналистов
25.09.14

Госдума освободила Митрофанова от обязанностей председателя Комитета по СМИ

Госдума наконец освободила Алексея Митрофанова от обязанностей председателя Комитета по СМИ. Нас это не удивляет. По-прежнему удивляет- почему он на этом посту оказался вообще? Мы же – в деловых и человеческих качествах депутата Митрофанова не сомневались ни минуты...

Заметка П.Гутионтова в «Деловом Вторнике» от 2 октября 2011 года: «АГЕНТ ИЗ ЗАКУЛИСЫ»

Как оно бывает? Найдут ученые люди осколок позвонка доисторического ящера, обрадуются, подвергнут пристальному изучению и – пожалуйста. Тут же восстановят образ зверька в самых душераздирающих подробностях, полный его портрет, во всю тридцатиметровую длину, любуйтесь на здоровье, нравится?

Вот и здесь. Крохотная деталь нашей современной политической жизни, плюнуть и забыть, а ведь вся красота государственного устройства – как на ладони.

Алексей Митрофанов, - человек, никаким боком с прессой не связанный (разве что жена – журналистка), но ставший председателем восстановленного парламентского комитета по средствам массовой информации. Поэтому, если удобный случай выпадет, он всегда поправляет: «Новый комитет – это комитет не по СМИ, а по информационным технологиям и связи. СМИ и проблемы журналистов – это отдельная история, задачи комитета гораздо шире. Комитет – не профсоюзное объединение журналистов, во главе которого они хотят видеть приятного человека, это часть политики, и назначение главы комитета – политическое решение, так это и надо воспринимать». И уж тем более, неправильно считать, будто создается некий «комитет по защите журналистов», от чего, спрашивается, и защищать-то их, журналистов? Не от чего.

Наверное, Митрофанов прав.

Хотя, странно бы звучало: мы – комитет по здравоохранению, а не по защите медработников, врачей всяких. Или: мы комитет по культуре, а не по защите интересов библиотекарей и артистов. Или: мы – комитет по труду и социальной политике, а не по защите прав пенсионеров… Но не будем придираться по мелочи, по сути, Митрофанов абсолютно прав: ни врачи, ни пенсионеры, ни тем паче журналисты и библиотекари в число приоритетов для наших законодателей, к сожалению, явно не входят. Надо это просто запомнить и ничего неисполнимого от Митрофанова не требовать. Как, кстати, не требовали неисполнимого от его предшественников, и ничего ужасного не произошло, живем, не так ли? Такая уж у нас Дума и степень ее влияния на происходящие в стране процессы. Смею даже предположить, Митрофанов тоже ничего особенно не испортит. Как не испортил ничего за все предшествующие годы своей неудержимой парламентской деятельности. Впрочем, и что-то полезное вспомнить, боюсь, никому не удастся…

Но что-то все-таки саднит, что-то колет.

Видно, чем-то сильно провинилась наша пресса перед многострадальной Россией, что с нею можно поступать вот так незамысловато. Иначе почему – именно Митрофанов? Откуда такой странный, на первый взгляд, выбор? Не оставляет подозрение, что единственная его цель: оскорбить, унизить - и связь, и информационные технологии и СМИ, а не только «Справедливую Россию, которая за откровенное митрофановское предательство только что исключила его из своей замечательной партии. Ну, этим-то так и надо, сами виноваты, зачем брали.

На пост председателя нового комитета Митрофанова выдвинули сразу две фракции – «Единая Россия» и ЛДПР. Единороссы, те еще весной, когда первые слухи о Митрофанове пошли, не скрывали, что это – именно «политическое решение», с ними все понятно, такая вот у них политика. Интересней, что неожиданно горячо кандидатуру своего бывшего соратника поддержал Жириновский, которого до этого Митрофанов бросил так же, как сейчас «эсеров». И даже выдал Вольфыч важный секрет своей кадровой политики: мы, говорит, этого Митрофанова подобрали у Ярославского вокзала, отмыли, приодели, воспитали… А потом специально в «Справедливую Россию» забросили, чтоб, значит, изнутри развалил. Теперь, надо понимать, справившись с задачей, просто переводят Митрофанова на другой важный участок…

Я давно догадывался, что Жириновский – профессиональный враг моего Отечества, агент злобной закулисы, специально внедренный в Россию с теми же целями что и Митрофанов в партию «эсеров». Но чтобы так вот, откровенно во всем признаться… Видно, просто проговорился. Да и насчет вокзала, «подобрали-приодели», «отмыли» - явное преувеличение. Алексей Валентинович – мальчик из хорошей семьи, племянник у него «известный иллюзионист, постановщик эффектов» (см. «Википедию»), сестра посол, сам МГИМО заканчивал, образование, то есть, отнюдь не в ЛДПР получил, хотя в школе еще, по наблюдениям одноклассницы, едва ли не до выпускных экзаменов путал Швецию со Швейцарией. Но это, как мы знаем, не помешало ему надолго занять в нашей Думе специально для ЛДПР придуманный пост председателя Комитета по вопросам геополитики (чтоб, значит, и пост был, и никому от этого горячо-холодно не было). Удивительный у нас все же парламент, в котором был такой комитет, что ни говори – «геополитика» все-таки наука, хоть и многократно скомпрометированная, так что название звучит примерно как «комитет по вопросам начертательной геометрии», или – «молекулярной биологии», «античной истории» и так далее.

Но комитет этот, повторяю, никому особенно не мешал, зато оставлял его председателю досуг для продюссирования, скажем, порнофильма про Юлию Тимошенко (еще в бытность ее премьером братской страны) или продвижения группы «Тату», или выступлений во всех ток-шоу, появлявшихся на наших телеэкранах. Митрофанов, кстати, все эти ток-шоу невероятно собой украшал, всегда был парадоксален, провокативен, безудержен в оценках. И не находилось ни одной шокирующей разных чистоплюев нелепости, каковую бы видный парламентарий не рискнул озвучить («Ничего! На выборах 1932 года вы сами знаете — кто тоже отдал тридцать процентов голосов Тельману!», - сказал мне он, «министр иностранных дел» в «теневом правительстве» Жириновского, в ночь подведения предварительных итогов парламентских выборов, 17 декабря 1995 года; напомню, что в данном случае под Тельманом понимался товарищ Зюганов, а «сами знаете кто» - Гитлер, хорошее сравнение выбрал для своей партии, молодец). Ну и конечно, Митрофанов был (и остается) завсегдатаем всех без исключения светских тусовок… А сколько раз его портрет украшал обложки гламурных журналов? А его комментарии по всем и любым поводам, подкинутым быстротекущей жизнью?..

А то, что в проблематике своих будущих занятий не сильно разбирается, это ничего, дело наживное. Вот спрашивает его интервьерша:

– Закон о СМИ будете править? – И Митрофанов отвечает:

– Там есть действующая редакция, написанная Федотовым (глава президентского совета по правам человека) принятая относительно недавно. Она, в общем, хорошо характеризуется журналистским сообществом, поэтому можно с переменами подождать.

Здесь замечательно то, что «действующая редакция, написанная Федотовым», и правда, «хорошо характеризуется журналистским сообществом», но, увы, Думой не принята. Проект пятый год дожидается своей очереди и, боюсь, уже не дождется, несмотря на то, что, вроде бы, в свое время был даже одобрен президиумом фракции правящей партии. Плохо, что и журналистка этого не знает, но куда, как мне кажется, хуже, что этого не знает человек, вознамерившийся направлять законотворчество в достаточно серьезной сфере нашей жизни.

Да чего там, тоже мне, бином Ньютона!.. Был бы человек хороший.

Ну, и последнее. Как раз про «хорошего человека». Перед самым назначением Митрофанова в Думу поступило письмо, в котором Алексей Валентинович обвиняется в том, что еще в мае был задержан с поличным во время получения взятки в довольно крупном размере. Два его подельника (один из которых был его собственным помощником) дали подписку о невыезде (и тут же сбежали за границу), а Митрофанова спасла депутатская неприкосновенность. Письмо подписано, так что, думаю, его автор понимает, чем рискует в свете нового Закона о клевете. Но факт остается фактом: правоохранительные органы так до сих пор и не заявили, что уголовного дела, в котором якобы замешан видный парламентарий, не существует в природе, а Дума, обычно так пристрастно следящая за моральным обликом своих членов, отнеслась к письму вполне хладнокровно, почему-то даже не отложила нового назначения Митрофанова хотя бы до окончания разбирательства. Просто переадресовала в свою «комиссию по этике».

Дума торопилась выполнить чье-то «политическое решение». И выполнила. Спасибо.

Павел Гутионтов.